slider_image7

ФилософствуЯ

slider_image8

БеседуЯ

slider_image9

ПутешествуЯ

из

Тьмы Неведения

slider_image3

ОбнимаЯ Мир

image-homeludens-2

Просто я
ваш пастырь

slider_image5

ВдыхаЯ

трансперсональный
сквозняк

slider_image6

Здесь Я где?

slider_image0
1524798652-sOFcRrUG_mini-2_1920x1181

ВыходЯ за границы

КОНЦЕПЦИЯ СОЗНАНИЯ-3: Значение Осознания/Awareness

Томас Нетсоулс

перевод — Татьяна Гинзбург

I

Но, наука психологии должна платить дорого за правомерность и трудность организации.

А) Многие психологи, которые являются основными инноваторами были вынуждены культивировать узкие области исследования. Только таким образом они могли заслужить репутацию, которую они искали и поддержку их коллег в различных целях.

Б) Многие другие ученые стремились к эксклюзивной роли преподавателя. Они полностью или частично ушли от того, чтобы пытаться вносить вклад в их науку каким-либо другим образом;

Оба варианта такого карьерного пути оборачиваются трагедией для психологии как науки.

И оба они замысловато отображаются в недавно произошедшем случае. Один из старших членов очень успешного американского отделения психологии, психолог, известный на всю страну благодаря своему текущему исследованию, недавно разослал всем своим коллегам по отделению служебную записку с резкой критикой их исследований. Он вопрошал, начнут ли они когда-нибудь читать статьи других членов отделения перед публикацией. По его мнению, им всем стоило заниматься преподаванием, чем теми исследованиями, которыми они были увлечены.

Но кто тогда будет заниматься исследованиями? С понятием «элиминативизм» в нашей сфере (Натсоулас, 1990) можно запросто столкнуться где угодно. Оно принимает множество форм. В психологии частой реакцией на необщепринятую (неортодоксальную) или даже противопоставляющую концепцию являются попытки запретить ее дальнейшее развитие. Надежда состоит в том, что конкурирующая концепция, улетучится из сознания психологов на максимально ранней стадии.

Моя точка зрения в рамках психологии — не преобладающая. Я считаю, что главной целью тех, кто отождествляет себя с наукой психологии, должно быть создание сообщества независимых исследователей. И я также считаю, что вдумчивая, совместная работа, ведущая к этой цели, это то, чем должны заниматься исследователи этого самого свободного сообщества. По моему мнению, нашей целью должна стать исследовательская независимость, а не освоение крупных денежных сумм от широкого круга аудитории. Я думаю, что мы должны не только допускать другие концепции в рамках предмета нашего познания. Мы должны делать всё возможное, чтобы поощрить их (Натсоулас, 1990).

Так уж сложилось, что на текущий момент все наши технические или научные теории о сознании всё ещё остаются для нас новыми или непроверенными. До сей поры сторонники определённых теорий не сталкивались ни с обоснованной критикой, ни с поддержкой. Судя по всему, у этих сторонников даже нет особой нужды исследовать многочисленные ответвления от теорий о сознании, которые они же и представляют. То, что они предлагают свои коллегам, это — грубые рабочие определения и их концепции. А сами же продвигаются в применении своих теорий весьма медленно, бессистемно и произвольно. Они должны импровизировать в рамках допустимых пределов. Между собой они обсуждают, что безопасно, а что нет выставлять на обозрение в текущей психологической среде. Они беспокоятся о том,  что их коллегам может что-то не понравится.

На самом деле, сейчас психологам, изучающим предмет сознания, довольно трудно не отклониться в более понятную науке область. Недавно один проницательный и способный обозреватель заявил следующее:

Но основной вопрос, я думаю, так и остаётся незатронутым… У меня возникает то же чувство, когда возникает вопрос о сознании, потому что, когда о нём заходит речь — и это обычно происходит на встречах с философами и психологами, возникает феномен, при котором люди, которые должны были выдвигать теории о сознании, всегда говорят о чём-то другом. И связь между сознанием и этим «чем-то» никогда ясно не выражена (Пилишин, 1990, стр. 201).

Такие теоретики продвигают концепцию сознания таким образом, чтобы она заинтересовала других. Однако в их собственная концепция остаётся огромной и ограниченной. В этом случае данные теоретики сами не готовы затрагивать больше, чем лишь небольшую часть своих теорий о сознании. Они стремятся обсуждать вопрос методологически, а не по существу. Они смогут лишь описать, как следует думать о сознании, но вряд ли смогут похвастаться знаниями о том, что делать дальше.

Психологи не следуют тем же путём, что и теоретики. Они, скорее, амбициозные или подлинные экспериментаторы. По старинке, они будут бороться за рабочие определения как за верный путь в понятийном развитии. Им ближе пробивать себе дорогу путём эмпирических исследований для того, чтобы полно объять понятие «сознание». Поэтому не стоит удивляться, когда теоретики  выступают против «таких тонкостей», выраженных в мыслях психологов о сознании.

В меньшей степени вышеописанное относится к нашим психологическим предкам. Тогда психологи обращали меньше внимания на «подведение черты», чем на правильное понимание фундаментальных представлений. Определённо, они выражали бòльшую терпимость по отношению к «одной только мысли» на тему предмета их изучения, чем психологи наших дней. Они не требовали друг от друга так много научных действий, как требуют сегодня. Накопление фактов не являлось целью их науки. Они лишь стремились всеми возможными способами улучшить своё понимание психических феноменов. От других им требовалось больше научных мыслей, а не меньше.

Тем не менее, я могу проиллюстрировать свои комментарии, данные выше, в рамках концепции сознания по Зигмунду Фрейду. Фрейд был не просто теоретиком «бессознательного». Бòльшую часть своей карьеры он провёл в работе над определённой сложной теорией сознания. Я постарался выразить эту теорию так, чтобы она была ясна для психологов и не только для них (Натсоулас, 1984, 1985, 1989а, 1989b). Фрейд во многом объяснял своё понимание сознания очень краткими категориями. Но существует большая глубина в понимании сознания Фрейдом. Внимательно изучив его работы, это можно понять. И, в противоположность его собственным высказываниям, его понимание сознания не соответствует здравому смыслу. Это была техническая концепция. Концепция Фрейда связывала сознание со структурой и функциями «психического аппарата». Его главная теория награждала сознание важной, даже главной ролью в психологических функциях.

Возьмём, к примеру, наши эмоции и чувства, которые, оказывают сильное влияние на нашу жизнь. Фрейд утверждал, что эмоции и чувства могут возникать только сознательно (Натсоулас, 1991а). Возникновение любой эмоции или чувства — это психический процесс, протекающий в анатомически отчётливой системе «восприятие-осознание» психического аппарата. Все психические процессы в этой системе обладают качествами сознания. В каждом своём появлении это сознательные процессы. Согласно Фрейду, понятие сознательности, применимого к психическому процессу, означало, что обладатель психического процесса осознает мгновенно то, что происходит. И, таким образом, его обладатель может основывать свои действия на проявлении (сознательных) психических процессов в зависимости от того, как будут они трактоваться.

Хотя, на закате своей долгой карьеры Фрейд (1938-1964) следующим образом высказался о своём понимании сознания:

Проявления нашего сознания … это мгновенные данные, и не могут быть в последствии описаны каким-либо образом. (Стр. 144)

Исходный пункт этого расследования представлен в виде невиданного факта, который бросает вызов всем объяснениям или описаниям — факта сознания. Тем не менее, если кто-то говорит о сознании, мы понимаем сразу же и исходим из собственного опыта, что под этим подразумевается. (Стр. 157)

Нет никакой нужды облекать в рамки характеристики то, что мы называем «сознанием»: это то же самое, что сознание согласно философам и сознание согласно расхожему мнению. (Стр. 159)

Фрейд долго рассматривал сознание в техническом ключе. Помимо прочих аспектов, он вынес на обсуждение длительность отсутствия сознания как качества в предсознательных и бессознательных психических процессах. Но Фрейд всё ещё понимал, что действует интуитивно. В своём собрании трудов на двадцать три тома он выражал множество не вполне совместимых идей, касающихся сознания. Тем не менее, в отношении природы сознания, он считал, что нащупывал свою дорогу все эти годы. Очевидно, Фрейд считал, что его понимание сознания не опередило принятое донаучное понимание. Но, о собственной теории бессознательного, он думал иначе.

2. В настоящее время научные концепции сознания определяются либо

(а) осуществления деятельности, то есть специфических реакций, либо откликов

(б) более широкими ссылками, но применимыми, однако, к узкому кругу ситуаций.

Без дальнейшей кропотливой работы эти концепции не применимы к тем вопросам, который преподаватель рассматривает в ходе курса психологии сознания. Этого можно ожидать лишь на ранних стадиях развития научной концепции. Широта применения концепции обнаруживается при попытках распространить её на новые различные ситуации. Таким образом, каждодневная концепция сознания может иметь применение шире и быть более полезной, чем от аналогичная техническая концепция.

3. Научные концепции сознания несут в себе теоретическую базу, которую нужно усвоить, чтобы  адекватно описывать и понимать концепцию. Научную концепцию сознания нельзя вырвать из её первоначального контекста. Её нельзя интерпретировать так, будто она эквивалентна хорошо известной повседневной концепции сознания. Использование концепции не должно искажать её, иначе речь идёт уже о другой концепции. Значение научной концепции зависит от того, насколько она вписывается в совокупность уже существующих теоретических взаимосвязей.

Например, нельзя взять концепцию сознания по Фрейду и применить её в вашем курсе обучения, пока вы не представите своим студентам значительную часть его теории. Кроме того, чтобы можно было применить концепции Фрейда, не только вы, но и ваши студенты должны постоянно держать в голове как, в частности, концепция вписывается в теоретическую базу, из которой она происходит. Концепция сознания Фрейда является неотъемлемой частью соственных основ. Если дать классу  простое определение концепции, а дальше применять её раздельно от теоретического источника, это её исказит. Лучше тогда, всё же, работать с общепринятым значением, которое, вероятно, ошибочно связано с теорией Фрейда, по его собственному утверждению в некоторых его кратких заявлениях.

III

Однако выбор общепринятого толкования терминов «сознание» и «осознанность» может произойти не так быстро, как вы ожидаете. Опять же, какую именно выбрать? Обычные слова – это многоцелевые инструменты. С помощью простого языка мы выражаем намного больше значений, чем есть слов в этом языке. Словари лишь напоминают нам значения слов, которые мы и так уже знаем, и помогают нам держать их в памяти. И, как это часто бывает, при поиске очередного значения мы можем столкнуться с альтернативными значениями, как в случае с «сознанием» и «осознанностью». Так вы можете запутаться. Множество простых значений этих терминов ясно отражают разные референты (денотаты). С одним единственным исключением они все указывают на разные понятия. Исключением является отношение главно-подчиненные понятий, такие как, к примеру, отношение стульев к мебели или апельсинов к фруктам. Для того, чтобы заверить свой выбор вы, без сомнения, обратитесь к нашему наиболее полному словарю. Но, если открыть Оксфордский словарь английского языка (OED, 1989), то для «сознания» можно найти шесть основных значений. Для прилагательного «осознанный» словарь предлагает двенадцать основных подстатей.

Оксфордский словарь английского языка — словарь, конечно, исторический. В нём предлагаются значения слов, которые уже устарели. В своё время словарь объяснял значение «Сознание» как определенные отношения между людьми (Натсоулас, 1991b). Также слова иногда даются в редких значениях. В некоторых случаях значение более часто выражается другими словами. Например, прилагательное «осознанный» иногда приравнивается к «самосознающему». Когда наши мысли и внимание сосредоточены на нашей личности, мы иногда говорим, что мы «осознаны». Но, обычно, когда дело обстоит именно так, мы описываем себя как «самосознающими». Скоро вы начнёте отделять те значения, которые не соответствуют вкладываемому вами смыслу. Однако, когда у вас, в конце концов, останется несколько финальных вариантов, вы столкнётесь с трудностью выбора. И вам понадобиться изучить оставшиеся варианты более детально.

Вы — психолог, у вас будут появляться некоторые критерии, пусть даже неявные, по мере того, как вы будете изучать оставшиеся значения слов «сознание» и «осознанность». У современных психологов наблюдается естественная тенденция двигаться в направлении более «базовых» значений. Я предвижу, что вам захочется выбрать то определение осознанности, которое будет более «базовым» или «фундаментальным», если сравнивать с остальными. Как психолог вы предпочитаете мыслить в рамках событий, процессов и состояний. Существуют более или менее фундаментальные психологические процессы. Менее фундаментальные процессы основаны на более фундаментальных. С этим критерием в продолжите изучение оставшихся соответствующих словарных статей в Оксфордском словаре. Вы будете обращать внимание на то, какие словарные значения слова «сознание» относятся к базовым процессам (или состояниям и событиям), которые являются базовыми. Какой «тип» осознанности находится в самом центре всех других вариантов И какой «тип» сознания подразумевается во всех других значениях этого слова как неотъемлемая часть их обозначений?

Полагаю, что вы откажетесь от определения концепции осознания в Оксфордском словаре английского языка для вашего курса, если ни одно из них, там присутствующее, не будет выделяться среди других как более «базовое». Вместо этого вы прибегнете к применению одной из тех технических концепций осознания, которые я рекомендовал не использовать. Кажется, что некоторые из них широко применимы. По крайней мере, у некоторых из них есть некое научное основание.

Либо вы можете прийти к согласию с моим мнением. Одна из концепций, приведённых в Оксфордском словаре английского языка, покажется вам наиболее близкой к тому, чтобы включить в себя в совокупности все важнейшие обозначения терминов «сознание» и «осознанность». Также вам может показаться, что одна из всех представленных в словаре концепций взята за основу для многих, если не для всех, выбранных технических концепций осознанности. Я думаю, в Оксфордском словаре английского языка есть одна такая концепция. Я взял печатную версию словаря и разобрал шесть основных концепций, связанных с термином «осознание» (Натсоулас, 1978, 1983а, 1983b, 1986-1987) и пришёл к следующему заключению:

Сложно сделать существенный акцент на фундаментальной важности осознания в [третьем по Оксфордскому словарю] смысле. Пожалуй, это наиболее базовая концепция осознанности, так как она подразумевается во всех остальных трактовках. Факт осознанности в чём-либо, какой бы то ни было смысл под этим ни подразумевался, должен подразумевать понимание этого чего-то. Что значит понимание, в силу вышесказанного, невообразимо заслуживает нашего внимания, возможно, в не меньшей степени, чем сама суть вопроса заслуживает внимания учёных (Натсоулас, 1978, стр. 910).

При выборе подходящей концепции осознания для вашего курса, вы, вероятно, найдёте полезными мои предыдущие рассуждения. Полагаю, они покажутся вам полезными, если вы предпочтёте следовать по расхожему пути к логике осознания, а не по техническому. В своих статьях я разбирал каждое из шести определений понятия осознанности по Оксфордскому словарю английского языка и тем или иным образом связывал их между собой. Рассуждения привели меня к выводу, что Сознание3 — это ключевая составляющая всех других определений смысла по Оксфордскому словарю английского языка.

V

Допустим, вами было выбрано третье значение слова «Сознание», предлагаемое словарём, для периода вашего курса.

Я всегда называл эту концепцию «осознание-3». Примем за данное, что при выборе понятия об осознании3 вы руководствуетесь теми же принципами, которые приводились или подразумевались мною в моих соответствующих статьях. Дальше вам нужно определить, каким образом донести эту концепцию до ваших студентов. Возможно, вы захотите как-то обосновать свой выбор. Вместо этого я бы посоветовал познакомить класс с моими тематическими статьями. Моя просьба к студентам была бы либо (а) самим найти в статьях это самое обоснование, либо (б) сразу допустить, что мой выбор понятия об осознании был изначально хорошим. Мне бы хотелось, чтобы мы, проводя вместе время, как можно тщательнее проработали концепцию осознания3, и независимо от других  концепций более высокого порядка. В дальнейшем студенты, обретя уже более глубокие познания, поймут это лучше. В целом, можно получить из психологии множество знаний, просто исследуя непознанные пути поиска ответов на вопросы.

Вашим студентам необходимо будет обдумать, обсуждать и писать, руководствуясь концепцией об сознании-3. Они заходят узнать больше подробностей об источнике той концепции, которую они используют. Определённо, им может быть полезна запись в Оксфордском словаре под номером три, которая располагается под термином «сознание«. И вы, без сомнения, захотите представить их вниманию полный вариант этой словарной записи. Ниже приводится полная версия третьей подстатьи.

3. Состояние или факт психического/ментального сознания или осознания чего-либо. Для сравнения см. ОСОЗНАНИЕ 6.

1746-7 ХЕРВИ «Медитации и размышления» (1818) стр. 215: «Пусть оно станет единым с самим сознанием моего существования!» 1776 АДАМ СМИТ, «Исследование о природе и причинах богатства народа«, 1, XI (1869), Глава 1, стр. 164: «Волнение владельцев … словно … означает осознание … того, что этот вид культивации является … более прибыльным, чем все остальные» 1863, ФАННИ КЕМБЛ «Дневники жителя плантации в Джорджии», стр. 9: «Это зло только и осознаёт, что знания и размышления, его пробуждающие» 1864, ЛЬЮИС «История философии«, том II, стр. 142: «Для меня осознанием собственного существования является убеждение в моём существовании» 1883 ДЖЕФФРИ ЛЛОЙД «Взлёты и падения«, том II, стр. 18: «На несколько мгновений он перестал осознавать того, отчего был несчастен».

И, возможно, вам захочется начать ваш курс, как-то так:

VI

Что же это за явление, названное «сознанием3«? В чём конкретно заключаются случаи, когда мы «сознаём3» что-либо? Для начала, будем держаться как можно ближе к тому значению о сознании3, которое даётся в Оксфордском словаре. Возможно, отличные варианты этого понятия уже занимают своё определённое место на полке нашего собственного представления. Нам нужно пытаться не ассоциировать то понятие, приведённое в третьей подстатье словаря, с нашим уже имеющимся пониманием, не сваливать их в один котёл и не использовать их как единое целое. Наше мышление всегда подвержено опасности «проскальзывания понятий». Когда мы сталкиваемся с незнакомым определением, наше мышление услужливо подменяет его другим, более знакомым. Процессы нашего мышления во многом стремятся к функциональности. Оказываясь в новой ситуации, мы пытаемся применить психологические шаблоны поведения, которые оказывались очень полезными в аналогичных ситуациях. Мы стремимся к более эффективному взаимодействию с окружающим миром. Нас намного менее заботят те понятия, которые являются результатом нашей мыслительной деятельности, чем например, проблемы, которые мы решаем или, наоборот, не можем разрешить. Концептуальные различия, между которыми нет разницы в функциональном плане, имеют тенденцию быстро сглаживаться.

Впрочем, возможно, опасность иметь в виду что-то другое, говоря о концепции сознания3, не так уж велика. В конце концов, мы говорим об очень базовом и повседневном понятии об осознании. Как будет ясно, вы сами часто касаетесь этой концепции. Скорее, другие концепции, в том числе технические, будут ассимилироваться в концепцию сознания3, чем наоборот. И мы будем стремиться использовать другие концепции, как будто они равносильны понятию об сознании3, а не наоборот.

Обратимся к пяти иллюстрированным цитатам, расположенным под третьей подстатьёй большого Оксфордского словаря и отнесённым к понятию «сознание-3«. Пусть эти примеры применения наведут нас на то значение, в суть которого мы хотим охватить, значение, которое я выдвигаю в качестве базового для повседневных понятий «сознание» и «осознанность«. В третьей подстатье Оксфордского словаря после обозначения понятия приводятся пять цитат из художественной литературы (с указанием автора и источника), которые являются самым наглядным примером определения концепции сознания3. Заключительное определение, в данном случае, направляет нашу мысль в другие разделы словаря с целью дальнейшего разъяснения.

VII

«Пусть оно станет единым с самим сознанием моего существования!» Факт моего существования — это предмет (пункт, вопрос), о котором я могу иметь Сознание-3 (осознавать). Очевидно, что автор этой первой цитаты верил, что сознание3 собственного существования может играть существенную роль. Сознание3 своего существования может явиться специальной точкой. Прочие факты могут быть отнесены к факту его существования. Человек может сознавать3 эти явления одновременно, некоторым единым образом. Это применимо также к другим парным фактам, не имеющим ничего общего с осознанием. Существует внутренняя сложность в сознании3. Сознание3 является не таким простым, как его самый простейший объект. Для того, чтобы быть объектом сознания3 более сложный объект (по сравнению с самыми простейшими) не требует, чтобы сознание-3 было направлено на него. В качестве простого случая сознания3 человек может иметь сознание3 двух и, возможно, более чем двух фактов в отношении друг к другу.

Так, Гибсон (1979, стр. 261) писал о «видении всякого рода бессловесных фактов», когда он смотрел на кота, сидящего на коврике. Согласно Гибсону, видение множества фактов происходит в едином, но «богатом восприятии кота-на-коврике». Само восприятие едино. Осознание-3 не требуется для простого поочерёдного восприятия фактов. На примере единого визуального восприятия, приведённом Гибсоном (1979), человек видит следующие факты: «коврик является цельным предметом, но из-за кота кажется, что он состоит из нескольких частей, задняя сторона кота, часть коврика скрыта котом, очертания кота, кот держится на коврике или опирается на него, горизонтальная жёсткость пола под ковриком и так далее» (стр. 261). Само восприятие интегрирует все факты, составляющими в совокупности это восприятие, которые видит человек. Я уверен, что вполне сопоставимо воспринимать это последнее ментальное явление  (или, как сказал бы Гибсон, последний «психосоматический акт») в качестве примера одной из разновидностей сознания3.

Соответствующая подстатья большого Оксфордского словаря, относящаяся к понятию «осознающий«, приводит исчерпывающие факты. Факты находятся среди возможных «объектов» сознания-3, и они соответствуют третьему значению. В Оксфордском словаре утверждается, что факты являются одной из трёх категорий предметов, к которым может быть приложимо сознание3. Вообще, категория фактов является единственным из трёх понятий, никак не определённых словарём. Две другие категории объектов, поддающихся осознанию3 («ощущения, чувства, мысли, и т.д.» и «внешние объекты»), понимаются как соответствующие расширению базового значения необходимого для особых целей.

Под понятием «сознающий» Оксфордский словарь приводит ряд иллюстрированных цитат для каждой из трёх категорий возможных объектов. В качестве примеров приводятся факты:

(а) чьего-то собственного существования;

 (б) «постепенного развития истины»

 и (в) «важности», которые не уточняются, за исключением: «Даже американцы едва осознают» это. Человек может сознавать3 все эти факты, как и бесчисленное множество других фактов о самом себе или чём-то ещё. Сознание-3 фактов распространяется на целый ряд, который в дальнейшем строго не ограниченный определением.

Как утверждал Дьюи (1906) о Сознании3: “Сознание значит осознавать: а «сознание» — это состояние бытия осознающим. Это широкое, бесцветное использование; здесь нет ни различения, ни cмысла (подразумевания содержимого), к которому относится эта осознанность, как и того, какого это осознание: ментальное или  физическое, личное или безличное, и т.д.» (стр. 40). В утверждении Дьюи содержится больше касательно сознания3, чем в моих высказываниях. Я включил это сюда для того, чтобы отразить, что Дьюи подчёркивал необычайную широту возможного использования третьей концепции. Безусловно, индивидуум может намного чаще сознавать3 определенные факты или категории этих фактов.  Кто-то может жить в нише (Гибсон, 1979, стр. 128-129), требующей осознания сравнительно малого ряда фактов. Однако различные факты, которые могут осознаваться3 человеком, кажутся бесконечными. Или они могут ограничиваться временем, имеющимся для их осознания3. Подумайте о том, что завтра может появиться совершенно новая сфера исследований, о существовании которой вчера вы могли даже не задумываться. А затем появиться новая и новая. Подумайте обо всех фактах, которые вы можете узнать, осознавая3 их, обо всех языках, на которых только говорят на Земле.

Первая цитата, относящаяся к третьей статье о сознании, также утверждает на то, что сознание3 – это состояние ума (мыследеятельности) в настоящем. «Пусть оно станет единым с самим осознанием моего существования» определённо подразумевает, что и «оно», и существование одновременно овладевают вниманием автора. Кажется, автор хочет сказать следующее:

Пусть оба факта предстанут в моём сознании одновременно. Пусть я не буду сознавать3 своё существование без того, чтобы одновременно иметь сознания3 какого-то другого важного факта. Таким образом, я не забуду этот последний факт. Вполне может случиться так, что осознание3, закреплённое за фактом, будет отсутствовать — и это будет сопутствующим осознанием3 факта моего собственного существования. Или же так: осознание3 моего собственного существования проявляется настолько часто, что любой факт, постоянно связанный в сознании с фактом моего собственного существования, ограничен тем эффектом, который я бы хотел, чтобы действовал на меня.

Обладание определёнными знаниями является лишь частью, собственно, сознания3 этого факта. Следующее утверждение Уайта (1964) очень хорошо описывает этот пример, хоть оно и слишком общее: «Сознание включает как внимание, так и знание; осознавать что-либо значит одновременно держать это в голове, возможно, даже чувствовать это, и быть правым в этом чувстве (стр. 61)». Бесспорно, автор первой иллюстрированной цитаты к третьему определению «сознания» хочет чувствовать все прочие факты в том ключе, в каком он ощущает факт собственного существования.  Это чувство является частью его сознания3. Это чувство появляется как часть его сознания3. Сознание3 может относиться к конкретному факту. Однако то, насколько человек осознаёт3 какой-либо факт, может быть точно описано тем, насколько его осознание3 этого факта является «чувственным». Зачастую осознавать3 конкретный факт также означает чувствовать его.

Подобно Джеймсу (1890) со всеми ментальными явлениями и Фрейду (Натсоулас, 1989 b) со всеми сознательными ментальными явлениями, Смит (1986) фактически настаивал, что все эти примеры сознания3, которые сами по себе являются объектами осознания3, подразумевают наличие чувств (если широко описывать: иллюстративного содержания). Вот почему Смит (1986) писал: «Даже чистым мыслям присуща квалия, пока они сознательно обдумываются: сравните с тем, какого было бы думать, что президент Рейган завладел Никарагуа, или думать, а Фидель Кастро завладел Анголой, или думать, что Доджерс внезапно стали бы лучшей бейсбольной командой» (стр. 152).

Это три факта или, если можно так сказать, «фактоподобные нефакты». Они являются возможными объектами сознания3. Вероятно, объекты осознания составителей словаря являлись очевидными фактами. Очевидные факты могут быть, а могут и не быть настоящими фактами. Среди тех предметов, осознаваемых3 индивидуумом, есть факты и те явления, которые кажутся фактами для тех, кто их осознаёт3.

Думать о трёх фактах (или нефактах) по Смиту значит осознавать3 их. И это может проявляться чуственно. В некотором смысле это неизбежно. Не бывает исключительно чистых мыслей.

Не бывает таких мыслей, в которых мы не чувствуем что мы сознаем-3 их, или, по-крайней мере, чувствуем сознание их. В этом может заключаться причина, почему для нас понятия «думать» и «чувствовать» являются взаимозаменяемыми. Я чувствую, что президент Рейган захватил Никарагуа.

Всё это не причислялось Смитом и Фрейдом к бессознательным ментальным явлениям. Это может пониматься как примеры осознания3, которые не осознаются3 их обладателями. В частности, обладатель бессознательного ментального явления никогда не осознает3 факта его возникновения по ходу этого самого возникновения, при этом, он или она может допускать или подразумевать тот факт, что оно произошло. Как можно увидеть, я в неявном виде ссылаюсь здесь (говоря «по ходу этого самого возникновения«) на концепцию осознания4 по большому Оксфордскому словарю.

Представление Джеймса (1890) не допускало никаких ментальных явлений, которые не могли быть объектами осознания4. Некоторые конкретные примеры ментальных явлений могли не приводить к их немедленному осознанию3 (т.е., осознание4), однако эти ментальные явления могли окончиться осознанием в последующий раз. В этом случае, согласно Джеймсу, бессознательных ментальных явлений не существует.

VIII

«Волнение владельцев словно означает осознание того, что этот вид культивации является более прибыльным, чем все остальные«. Эта иллюстрированная цитата к определению сознания -3тут же напоминает утверждение об осознании, сделанное Витгенштейном (1949/ 1980). Он писал: «Осознание — это то, что может … беспокоить меня за работой; но не знание не может (стр. 163е). Я осознаю3, что определённый вид культивации является более прибыльным, чем какой-либо другой. По экономическим соображениям такие примеры осознания3 заставляют меня волноваться, и это может влиять на то, что я буду делать. И напротив, если я знаю, что этот вид культивации является более прибыльным, чем все остальные, и этот факт не является существующим объектом моего осознания3, тогда моё обладание этим фактом не повлияет на то, что я сейчас делаю (разумеется, до тех пока не появится возможный режим влияния за счёт аналогичных бессознательных ментальных явлений).

Состояние осознания3 не является состоянием знания. Сознание-3 способно оказывать влияние на мои действия. А влияние знания может быть только опосредованым. И наоборот, эти эффекты могут проявиться. Само по себе знание фактов является состоянием или условием ума, которое не связано с явлением. Собственно, знание фактов не может иметь иных результатов, кроме как сигнализировать о возникновении явления, процесса или события. Примеры осознания3 опосредуют результаты знания фактов.

Мое сознание3 позволяет моим знаниям фактов влиять на результаты. Возможно, также, что во мне может возникнуть бессознательное ментальное явление, которое информировано (знает) факты, и это может повлиять на мою деятельность в зависимости от того, в какой степени эти бессознательные ментальные явления информируются фактами. Возможно, бессознательные ментальные явления сами по себе являются примерами осознания. Последнее утверждение может казаться парадоксальным. Как может пример сознания3 быть бессознательным? Ответ заключается в том, что каждый пример бессознательного ментального явления (а) будет одним из примеров осознания3 факта, не связанного с этим примером, и (б) не будет сопровождаться каким-то отдельным его осознанием3. Примем на мгновение, что вся ваша психическая жизнь целиком состоит из бессознательных ментальных явлений, если брать их только что принятый смысл. Вы будете осознавать3 эти факты, но ни один из них не будет относиться к примерам вашего осознания3, пока вы не будете принимать, подразумевать их возникновение или кто-то не укажет вам на это со стороны.

Грубо говоря ваше отношение к вашим бессознательным ментальным (психическим) событиям, «теоретическое», а не «наблюдаемое». Это то, на чем делал акцент Фрейд. Он также указывал, что ваше «теоретическое» отношение к бессознательным психических событиям не может изменится ( стать не теоретическим). При поднятии подавленного материала, ваше отношение к психическим явлениям не становится «наблюдаемым». Согласно метафоре Фрейда бессознательные явления не могут ни подняться на поверхность, ни сознание не может найти к ним дорогу.

Но, в любом случае, то, что оказывает влияние на мое поведение есть не мое знание фактов, а состояние моего ума. (возникшее??) Сознание – 3 —  это такого типа состояние.

В случае второй иллюстрирующей цитаты для описания значения «сознания» — 3, объектом сознания-3 является факт, выраженный придаточным предложением.

Например,

1) Что человек видит то, что человек видит

3) ветер сдувает

4) …

Это общие факты о человеке…, мире или себе.

Первый из этих примеров должен быть особенно отмечен.

Автор утверждал (1694), что «если человек никогда не видел никакую вещь»… он не может осознать тот факт, что видит эту вещь. Значит ли это, что сознание-3 (осознание-3) требует обучения? Что-то большее должно происходить, чем просто видение (наблюдение) чего-то. В противном случае, это последнее не понимаемо (не охватываемо).

В то же самое время Локк (1690/1975) отмечал, что чтобы осознавать (в третьем смысле) по крайней мере два принципа должны быть соблюдены:

  1. Человек должен иметь хотя бы какие-то идеи о внешнем мире. Ментальные (психические) операции должны уже содержать идеи о внешнем мире, чтобы факт появления ? был фактом появления сознания – 3.
  2. Еще, согласно Локку,  чтобы иметь «ясные и отчетливые» идеи об операциях ума, необходимо, чтобы человек вовлекся в активную, внимательную рефлексию. Рефлексия – это, тоже операция ума. Это аналог операций восприятия. Это- «внутреннее чувство», аналог «внешнего чувства/ощущения». Рефлексия отличается от операций восприятия, тем, что ей руководит ум, а не внешние сигналы/импульсы. Рефлексия – это сила ума, которой человек может воспринимать свои же собственные ментальные операции. Рефлексия может происходить пассивно, Без того, чтобы вовлечься в активную рефлексию осознание того факта, что кто-то видит что-то не возможно.

Психологи любят определения, которые не пересекаются.

Каждый вариант сознания-4  — это пример сознания-3, но не наоборот.

сама статья была куплена в открытых источниках,

и ее первоначальный перевод тоже был мучителен, трудоемок, и затрачен. В том числе сначала заказывался профессиональным переводчикам, а уже потом переписывался и редактировался мной. Просьба, при использовании статьи — перевести любую сумму (по совести) на мой пейпол — holos@inbox.ru

«Татьяна Гинзбург.»