slider_image7

ФилософствуЯ

slider_image8

БеседуЯ

slider_image9

ПутешествуЯ

из

Тьмы Неведения

slider_image3

ОбнимаЯ Мир

image-homeludens-2

Просто я
ваш пастырь

slider_image5

ВдыхаЯ

трансперсональный
сквозняк

slider_image6

Здесь Я где?

slider_image0
1524798652-sOFcRrUG_mini-2_1920x1181

ВыходЯ за границы

КОНЦЕПЦИЯ СОЗНАНИЯ 4: Рефлексивное значение

Томас Нетсоулс

перевод статьи — Татьяна Гинзбург

Journal for the Theory of Social Behaviour

Аннотация В данной статье, являющейся четвертой в серии из шести статей, рассматривается четвертая концепция сознания, представленная Oxford English Dictionary («OED») в цикле из шести статей к слову «сознание». Сначала будет представлена четвертая концепция — концепция сознания-4, для этого (а) будут даны определения предыдущих трёх концепций сознания, представленных в OED, уже рассмотренных в этой серии статей, и (б), будет указано, как то, на что ссылаются эти три первые концепции сознания связано с концепцией сознания-4. Затем, вплоть до конца статьи, будет рассматриваться непосредственно четвертая концепция сознания. Среди прочего, также будут рассмотрены два конкурирующих между собой описания сознания-4, занимающих видное место в записи OED, а именно описание Уильяма Гамильтона, характерное для автора и «самонамекающее», и описание Джона Локка, говорящее о восприятии при помощи «внутреннего ока»; оба взгляда по-прежнему актуальны. 

I

Это четвертая статья из серии шести тесно связанных статей, чья основная задача — рассмотрение шести основных концепций сознания (Dewey, 1906). Первые две части этой серии недавно появились в печати (Natsoulas, 1991b, 1991); третья уже завершена, но еще не опубликована (Natsoulas, 1991); и последние две в настоящее время находятся в работе. В данной статье, написанной в начале 90-х, продолжается работа над теми же концепциями, работа над которыми началась ещё в конце 70-х — начале 80-х (Natsoulas, 1978, 1983a, 1983b, 1986-1987). На протяжении всего этого времени, цель состояла в том, чтобы помочь психологам схватить идею концепций, с точки зрения которых, мы думаем о сознании. Автор надеется, что сможет внести свой вклад в улучшение сознательного контроля над этими концепциями и последствиями, сопровождающими их применение. Шесть концепций, представляющих особый интерес в данном случае, — это те концепции, которые указаны в The Oxford English Dictionary (1989; далее «OED») в статье для слова «сознание». Эти понятия использовались в повседневной жизни для осмысления и обсуждения очень важных психологических или социально-психологических явлений гораздо дольше, чем непосредственно существует официальная дисциплина психология. Автор полагает, что уже достаточно оправдал внимание, которое уделяет этим конкретным концепциям в настоящей серии. (см. особенно Natsoulas [1983b1).

            Сейчас я собираюсь представить четвертую концепцию OED — концепцию сознания-4, получившую такое название в соответствии с тремя предыдущими статьями из этой серии. Шесть концепций сознания, представленные в OED и изучаемые в данных статьях, не являются взаимно независимыми, каковыми они могли бы быть, если бы являлись чётко определенными понятиями научной психологии (техническими концепциями). Ниже приведены два примера, где одна концепция OED не может быть понята, без использования другой концепции.
            1. Как я прежде уже подчеркивал, то, на что ссылается концепция сознания-3 (т. е. сознание само по себе, также известное как «осознание настоящего, происходящее  осознание, осознание текущего момента occurrent awareness») является неотъемлемым компонентом, всех остальных шести концепций OED о сознании. Никто не может быть сознательным ни в одном из этих смыслов,

То есть не может быть сознательным-1, сознательным-2, сознательным-3, сознательным-4, сознательным-5 или сознательным-6, если (а) в данный момент он не ОСОЗНАЕТ/не Осведомлен что-то, что может быть чем угодно в соответствии с двумя смыслами, описанными OED, или (б) он не осознает что-то, относящееся к одному из оставшихся четырёх концепций OED. Здесь эта точка зрения не развивается. (см. Natsoulas, 1991d). 

2. То, на что ссылаются первые три концепции OED включает специальный тип психического события, на который ссылается четвертая концепция OED. Позвольте мне кратко откомментировать второй пример, хотя я объясню его более подробно позже.

На самом деле, здесь есть два важных момента. (а) Хотя шесть концепций сознания, представленных в OED, явно отличаются друг от друга, тем не менее, то на что ссылаются третья и четвёртая концепции в некоторой степени перекрывается. То есть то, на что ссылается четвертая концепция, на это ссылается и третья концепция тоже. (б) Кроме того, сознание-4 является составной частью как сознания-1, так и сознания-2. Последний концептуальный факт можно сформулировать следующим образом: ни один случай ни сознания-1, ни сознания-2 никогда не происходит «неосознанно», в том смысле, чтобы это происходило без того, чтобы сознание-4 играло существенную роль в процессе. Если конкретный, предполагаемый случай сознания-1 или сознания-2 не включает в себя сознание-4, то это не может быть примером сознания-1 или сознания-2. См. мой более поздний комментарий о возможности подавленного (вытесненного) сознания-1 в фрейдовском смысле. Как и все случаи психических событий, происходящие за пределами Фрейдовской «системы восприятия и сознания» (Natsoulas, 1984), подавленному сознанию-1 обязательно будет не хватать сознания, направленного на его основные психические составляющие, по крайней мере, это верно для одного человека из тех, кто вовлечен в отношения сознания-1.

Поэтому позвольте мне исследовать четвертую концепцию сознания OED, последовательно рассматривая сознание-1, сознание-2 и сознание-3 и обнаруживая, каким образом то, на что мы ссылаемся, с помощью этих трех понятий связано с концепцией сознания-4.

II

Концепция сознания-1 — это межличностное значение, которым слово «сознание» обладало, когда оно вошло в употребление в английском языке (Lewis, 1967; Natsoulas, 1991 б). Эта концепция OED связана исключительно с определенными когнитивными отношениям между людьми. Как уже было сказано, эти когнитивные отношения, поскольку они являются примерами сознания, должны состоять из определенного симметричного паттерна происходящего осознания, принадлежащего как минимум двум людям (Natsoulas, 1991b). Каждый из тех, кто взаимно вовлечен в конкретный случай отношений типа сознание-1, вносит свой вклад во взаимно симметричный, дополняющий сегмент общего паттерна происходящего осознания, который и составляет это отношение. Что подразумевается под «происходящим осознанием»? Каким образом следует дополнительно определить симметричные паттерны происходящего осознания, которые оцениваются как относящиеся к типу сознание-1, чтобы обозначить первую концепцию сознания, представленную OED? Я отвечу на эти вопросы по порядку. Я буду придерживаться  ситуации при которой число участников ограничено двумя, хотя сама концепция сознания-1 может распространяться и на большее число участников (но не на слишком большое; Lewis, 1967).

Любое происходящее осознание является примером сознания-3, которое прежде уже было  довольно подробно рассмотрено (Natsoulas, 199 1 d). Имея это в виду, но теперь, выражая свое собственное понимание того, что на самом деле представляют собой происходящее осознание, автор может выделить следующие пункты. Конечно, существуют и другие свойства, помимо тех, которые я здесь приведу, а также многие свойства пока неизвестны, но ниже представленная информация является достаточной в качестве начального введения.

  1. Происходящее осознание — это случай психического (ментального) события, хотя я, в отличии от OED, полагаю, что все психические события – это не более чем явления мозга, поскольку они являются психическими (ментальными). Таким образом, я различаю две категории случаев событий мозга (ума): (а) психические события (например, происходящее осознание), каждое из которых обладает психическими/ментальными свойствами, и (б) непсихические события, которые не обладают психическими/ментальными свойствами, хотя они могут рассматриваться на том же уровне анализа, что и те, которые имеют ментальные свойства (см., например, Sperry, 1976, стр. 168).
  • Тем не менее, я не считаю, что любые психические свойства каких-либо событий мозга (ума), в том числе тех психических событий, которые представляют собой происходящие осознавания, являются «нередуцируемо субъективными» в том смысле, о котором говорит Сёрл.

никакое количество описаний психических событий, сделанных третьим лицом на любом уровне анализа функций мозга не будет включать в себя субъективные особенности этих психических событий, хотя любая объективная особенность, которой они обладают, может быть включена таким образом в список. (Natsoulas, 1991а, стр. 184)

Согласно взглядам Сёрла (1989, 1990a, 1990b), противоположных моим собственным, «аспектуальные формы» (то есть когнитивное или интенциональное содержание) психических событий являются нередуцируемо субъективными в вышеприведенном смысле. Недавно, я предложил критику взглядов Сёрла, и утверждал, что нередуцируемо субъективные свойства психологических событий по Сёрлю, являются чисто внешне очевидными и, также нереальными, поскольку каждый, кто видит галлюцинацию — огнедышащего дракона, уверен, что видит его (Natsoulas, 1991a).

3.

Каждое происходящее осознание обладает свойством интенциональности/направленности. То есть во всех случаях происходящего осознания,

 это (а) происходящее осознание (осведомленность) о чем-то (о «интенциональный объекте»), который может быть чем угодно, или если (б) видимый «интенциональный объект» не существует и не будет существовать, попросту было возникающее осознание чего-либо. Сравните с тем, с моей цитатой Fallesdal (1974 г.): «Основная тема феноменологии Гуссерля — это интенциональность, особенность сознания быть направленным на что-то, чтобы быть как бы сознанием чего-то» (стр. 375-376). Всякий раз, когда происходит какое-либо происходящее осознание, как это происходит в мозгу, человек находится в здесь и сейчас, и, возможно, только на мгновение, периодически осознает что-то одно или другое; или, по крайней мере, это то же самое, как если бы кто-то был в курсе чего-то, в тех случаях, когда это осознание не имеет действительного интенционального объекта. Другие авторы настаивают на том, что возникающее осознание всегда должно иметь интенциональный объект, т.о. они приходят к позиции, которую я не могу разделить, заставляет их настаивать на том, что, например, огнедышащие драконы, видимые как галлюцинация, существуют.

Я различаю между свойствами «предметности / о чем это?»  и интенциональности. Происходящее осознание обладает внутренним свойством интенциональности, независимо от того, есть у него предмет или нет.  Интенциональность/Направленность без предметности, то есть, когда психическое событие является интенциональным/направленным без наличия интенционального объекта, аналогичен известной неудачному лингвистическому примеру, который происходит, когда лектор произносит звуки, предназначенные для описания личных характеристик воображаемого индивида.

Гуссерль . . . предложил . . . анализ сознания, где не важно, чтобы существовал объект, на который направлен акт,  где внимание сосредоточено на том, в чем состоит направленность, что за особенности сознания всегда делает сознание таким, как если бы оно было сознанием чего-либо (Fellesdal, 1974, стр. 378; ср. Smith, 1989, стр. 8)».

  • Я не имею в виду, что всякий раз, когда происходящее осознание происходит, возникает осознание этого,  и что все происходящие осознания происходят сознательно. Некоторые психологи будут настаивать на том, что «как кто-либо может осознавать что-либо, «будучи в полном неведении об этом», то есть никак не осознавая того, что это осознается?». Например, эти психологи будут против самой идеи наличия чувственного опыта (например, осознание повреждения части тела через боль или осознание прошлого состояния дел, уже неактуального через визуальное восприятие настоящего положения дел) без непосредственной осведомленности  с самим опытом. Их определение происходящего осознания или чувственного опыта требует непосредственного, осознанного восприятия индивидуума.

Напротив, я полагаю возможным существование неосознанных происходящих… осознаний (включая неосознанный чувственный опыт). То есть существуют (а) … осознания, о которых их владелец сразу же узнает, как только они имеют место, а также (б) … осознания, которые человек таким образом не осознаёт (см. Rosenthal, 1986, 1989, 1990). Субъективно, для человека, последние, неосознанные осознания как будто не существуют — за исключением тех случаев, когда их владельцу удается каким-то образом предположить их возникновение. Как будет видно, понятие сознания-4 относится к тому свойству, которое принадлежит человеку или психическому событию, которое отвечает за то, осознание психического события в том смысле, что человек мгновенно его осознаёт.

  • Происходящее осознание чего-либо — это всегда осознание этого интенционального объекта в каком-то одном или нескольких контекстах. Мы никогда не узнаем обо всех свойствах, которыми что-либо обладает. В этом смысле мы всегда имеем определенную «перспективу» на то, чем является что-либо осознаваемое, однако понимание этого интенционального объекта возможно (например, оно может произойти через восприятие или прийти в процессе мышления). Любое происходящее осознание является экономическим или схематичным в том смысле, какой вложен в экономическое восприятия Гибсона (Gibson. 1966): «Я полагаю, что правило состоит в том, что только информация, необходимая для идентификации предмета, имеет тенденцию быть извлеченной из комплекса задающей воздействие информации». Но, как я полагаю, любое происходящее осознание, также является экономическим в силу сложившихся обстоятельств, поскольку сколь бы много внимания со временем ни уделялось интенциональному объекту во время любого происходящего осознания, всегда остается гораздо больше неосознанного об этом интенциональном объекте. Здесь уместна «качественная бесконечность природы» Бома (Bohm, 1957, стр. 100) (ср. Bohm, 1965, стр. 228).

6. То, что психическое событие является происходящим осознанием, не зависит от того, как именно оно вызвано. Это становится очевидным, если понять, сколько существует различных видов осведомленности, как они классифицируются по тому, как они происходят. Например, рассмотрим часть выдающегося экологического отчета Гибсона (Gibson, 1979) о зрительном восприятии, где Гибсон вводит три вида «неперцептивного осознания», которые происходят в зрительной системе. Вот как Гибсон (Gibson, 1979) перечислил эти три вида.

Таким образом, один из видов запоминания — осознание чего-то внешнего, что перестало существовать, или событий, которые больше не повторится. Например, это предметы в истории чьей-то жизни. Нет точки наблюдения, в которой такой предмет появится в поле зрения.

Ожидать, предвидеть, планировать или воображать что-либо в творческом ключе — значит осознавать что-либо внешнее, чего не существуют, или события, которые не происходят, но могут возникнуть или быть инициированы в рамках того, что мы называем пределами возможностей.

Мечтать, видеть во сне или воображать, желая чего-либо (или боясь этого) — значит осознавать что-то внешнее или события, которые не существуют или не происходят и которые находятся за пределами возможного. 

Хотя, как утверждает Гибсон (Gibson, 1979), во всех этих случаях — «зрительная система визуализирует», причины этих неперцептивных осознаний сложны и разнообразны. Эти осознания, а также многие другие различные описания и объяснения, являются по сути своей осознаниями. И не потому, что, например, они вызваны их интенциональными объектами; одни осознания не имеют интенционального объекта, а у других интенциональный объект существовал когда-то или даже пока не появился.

В оставшейся части этой статьи я буду использовать слова осознавать (aware) и осознание (awareness) вместо происходящего осознания (occurring aware) и возникающего осознания (occurrent awareness). При этом ни в коем случае не имеется в виду, что таким образом задается другое значения для осознавать (aware) и осознание (awareness), отличное от представленного здесь и в предыдущей статье (Natsoulas, 1991d).

III

Симметричный паттерн осознанности, создающий сознание-1 связь между двумя людьми (А и B), включает следующие особенности (см. Natsoulas, 1991b). (а) А и В осведомлены об (одном и том же) Х, который может являться чем угодно. (b) A (B) осведомлен о том, что B (A) осведомлен о X. (c) A (B) знает о том, что B (A) осведомлен о том, что A (B) осведомлен о X. Такое осознание возможно, конечно, когда два человека вместе присутствуют при X, их осведомлённость о X может быть одновременной и воспринимающей. Но их осведомленность о X также может быть иного рода, например, воспоминания о X. X может быть, например, определенной ситуацией или событием в прошлом, в котором А и В вместе принимали участие. Кроме того, A и B не должны одновременно вносить соответствующие взаимно симметричные дополнительные сегменты в общую картину осведомленности. А и В могут находиться в отношениях сознания-1, даже живя на разных континентах и н видясь и не общаясь друг с другом в течение длительного времени. То есть три вышеуказанных условия могут быть выполнены в отсутствие X и без обоюдного присутствия или влияния A и B.

Ранее в этой статье я уже упоминал еще одно требование к сознанию-1. А именно, два человека, соответствующие всем остальным требованиям отношений сознания-1, позволяющим им быть в отношениях сознания-1, не были бы сознательными, если бы не каждый из них не обладал сознананием-4 его или ее собственной осведомлённости, составляющей симметричный паттерн. Таким образом, требуется более осознаний для каждого участника, чем те три, которые указаны в предыдущем абзаце как (a), (b) и (c). Просто предположим, что для А имеют место только эти три осознания. В определенной ситуации А узнал бы только о Х, о том, что B знал о Х, и о том, что B знал о том, что А знал о Х. То есть А не осознал бы немедленно, что какое-либо из этих трех осознаний произошло и с ним тоже. То же самое относится к B, и оно не является адекватным для сознания-1, по крайней мере по трем причинам.

1. Рассмотрим первые два из трех соответствующих осведомлённостей A; рассмотрим осведомленность А о Х и осознание А об осведомленности В о Х. (Таким образом, позвольте мне на мгновение ошибиться, пренебрегая третьим осознанием А; см. вторую причину далее.) А не знает об этих двух осведомлённостях А, хотя они имеют место для А как если бы осознание X и B о X вообще не произошло. Какие могут быть когнитивные межличностные отношения в отношении X, если A не подозревал, что знает о X? Какого рода когнитивные межличностные отношения могут быть, если A действительно знает о том, что B знает о X, но не подозревает об этом? Конечно, отношения сознания-1 требуют сознания-4.

2. Сознание-1 также включает в себя осознание А, чьим преднамеренным объектом является «осознание B об осознании А об Х». Теоретически, третья осведомлённость А также возможна без осознания А этого, в том числе, конечно, без сознания-4. Однако эта третья осведомлённость ссылается на осознание А  об X и должно заставлять А не просто быть осведомлённым о Х, но, предполагая, что этого еще не произошло – осознания-4 осведомлённости Х, то есть осведомлённости о Х, немедленно происходящей у А. Предположим, что А думает о том, что (а) В живет на другом континенте, и все же думает о преступлении, которое они вдвоем давно вместе совершили, и предположим, что А думает о (b) B думает об А так же, поскольку все еще думает о преступлении.  Может ли это на самом деле происходить с А без немедленной осведомлённости А об этих мыслях?

3. Кто-то может предположить, что, согласно Фрейду, все знания, относящиеся к Х, могут быть подавлены, так что с А не происходит осознание-4; всё происходят в той другой части психического аппарата А, где все возникающие осознания никогда не являются преднамеренными объектами немедленного осознания, и где некоторые не могут из-за подавления дать начало сознательной осведомленности в системе восприятия-сознания (Natsoulas, 1 984) ). Это кажется невозможным, но, в таком случае, сознание-1 могло бы быть, как сказал бы Фрейд (1915/1957, стр. 170), «сознанием, о котором его владелец ничего не знал, и поэтому его не стоит обсуждать как сознание». Этот фрейдистский ответ может показаться произвольным, но только не тогда, когда понимаешь, что те, кто использовал обычную концепцию, не имели в виду отношения сознания-1, в которых участник только подавлял осведомленность о конкретном Х, и так далее. Любые два человека, о которых говорят, что они осознают друг друга в отношении X, должны в той или иной мере осознавать, что они находятся в некотором роде когнитивных отношений друг с другом, аналогично тому, как они осознавали, что видят что-то вместе. И это осознание отношений будет включать, конечно же, немедленное осознание (то есть, сознание-4) каждым человеком своего собственного знания о Х, в дополнение к осведомленности о соответствующих знаниях другого человека.

IV

Ранее в настоящей статье было заявлено, что мы не можем адекватно понять и концепцию сознания-2 тоже, если не осознаем или не будем помнить о существенной роли, которую сознание-4 играет в каждом случае чьего-либо сознания-2. Далее, я буду поддерживать эту точку зрения. Во-первых, в этом разделе соответствующие особенности второй концепции сознания OED будут упомянуты кратко, поскольку объяснения уже были представлены (Natsoulas, 1991 ~). Затем, в следующем разделе, будут описаны несколько способов, которыми сознание-4 вовлечено во все случаи сознания-2. Сознание-2 включает в себя следующие пункты:

1. Ранее человек был свидетелем конкретных случаев своего собственного поведения или психических явлений. То есть он узнал об этих конкретных случаях не по слухам, и не косвенно. Как об этом принято говорить, тот, кто наблюдает за событием, сразу же осознает само событие в тот момент, когда оно происходит из-за его возникновения, а не осознает событие в его отсутствие или через знак или представление события, зачастую взятые из события. Речь идёт о «событиях», потому что поведение и психические явления являются объектами свидетельствования, которые имеют отношение к понятию сознания-2, но необходимо также включить в качестве возможных объектов свидетельства в целом ситуации или состояния дел, которые могут измениться или не измениться, когда кто-то их наблюдает.

2. Будучи в сознании-2 в этот момент, человек вспоминает, что был свидетелем тех соответствующих случаев его собственного поведения или его умственных явлений. Его воспоминание об этих событиях подразумевает, разумеется, то, что теперь он знает о них в том смысле, в каком была описана происходящее осознание в настоящей статье; то есть те прошлые события являются преднамеренными объектами его нынешних осознаваний, которые составляют его воспоминание о тех прошлых событиях. Обратите внимание, что, как будет показано в следующем разделе, речь не идёт об отождествлении запоминания, связанного с сознанием-2, с просто наличием настоящих достоверных сведений о соответствующих прошлых событиях (т.е. просто с тем, что было названо «ретро-осведомлённостью» (Natsoulas, 1986). ); ср. Ebbinghaus, 1885/1913, стр. 2; James, 1890, стр. 650; и Tulving, 1985, стр. 3).

3. То, что человек помнит об этих случаях своего поведения или умственных явлений в прошлом, теперь используется им в качестве доказательства того, каким он является в одном или нескольких отношениях. Такое использование доказательств включает в себя (а) то, что он сейчас знаете о тех прошлых событиях как принадлежащих ему; (б) его осознание себя как обладающего определенными личными характеристиками, которые относятся к интеллектуальным, моральным или религиозным аспектам его личности и (в) его вывод о том, что эти прошлые формы поведения или умственные явления были связаны с одной или несколькими вышеупомянутыми его характеристиками.

Описывая вышеперечисленные пункты, автор допустил возможность (Natsoulas, 1991c, pp. 354-355)    того, что сознание-2, которое происходит, как бы одновременно с доказательством, то есть вместе с тем, что человек видел только что или до сих пор наблюдает. На этой основе человек делает выводы о том, каким он является. Я не буду подробно останавливаться на этом случае, и подробности этого уместного понимания могут быть легко восстановлены из того, что говорится о сознании-2, основанном на запомненных доказательствах.

V

Приведенные выше три пункта является примером распространенного вида психологического текста. Возможно такое описание вполне является точным,  и такой текст идентифицирует процессы, которые включают сознание-4, либо не обращая особого внимания на этот факт, либо вообще не делая его явным. И поскольку многое может быть выражено таким относительно неопределенным образом, такой текст способствует распространению часто встречаемого психологами убеждения, что сознание-4 происходит только в особых случаях (например, когда человек сталкивается с проблемой, которая не может быть решена простым способом).

      Это происходит потому, что ментальная жизнь человека протекает в значительной степени без какого-либо её осознания; в большинстве случаев человек функционирует так, как будто ему не хватает способности быть сознательным-4 (т. е. человек является «знающим» («scious»), не будучи «осознающим» («con-scious») – по мнению Джеймса (James, 1890); но вразрез с мнением Серла (Searle, 1990a), мы «не осознаем свое сознание», как настаивал Хебб (Hebb, 1972). Я не буду рассматривать этот вопрос в данной работе. В другой своей работе (Natsoulas, 1991e) я доказывал, основываясь на теоретическом анализе Гибсона (Gibson,1979), что даже обычный контроль человека за своим двигательным поведением, основанный на визуальных данных, требует  понимания того, как визуальное представление об окружающей среде меняется по мере того, как человек движется — это значит, что он должен быть сознательным-4. См. также мой ответ Хеббу (Hebb) (например, 1958, 1972, 1982) о развенчивании идеи сознания-4 как неинферентного восприятия психологических событий (Natsoulas, 1977, 1983b, стр. 38-41). ).

И сознание-2, как описано выше, в значительной степени включающее в себя сознание-4 (см. далее), очень часто происходит у тех, кто сильно обеспокоен тем, каковы они были как люди, кем они являются сейчас, и тем, кем они могут стать в будущем. Кроме того, сознание-2, по крайней мере, несколько чаще, встречается у всех тех, кто время от времени занимается изучением своего сознания или анализом своей жизни или своего недавнего прогресса (см. Fingarette, 1969, о превратностях «явного сознания»). Сознание-2 — это своего рода осознание себя, и люди нередко думают о себе и различных своих чертах, способностях, возможностях, склонностях, предрасположенностях и т.д., включая многие моральные, интеллектуальные и религиозные атрибуты, к которым конкретно относится сознание-2 (см. Natsoulas, 1986-1987, 199lc, об актуальности концепции сознание-2 Джеймса (1890) «духовное Я с абстрактной точки зрения»).

VI

Сознание-2 однородно включает в себя сознание-4 несколькими способами. В этом и следующих двух разделах я рассмотрю, как это утверждение оказывается верным в отношении каждой из трех составляющих сознания-2, которые были перечислены.

Чтобы человек мог о чём-то свидетельствовать, он должен знать об этом в результате фактического присутствия, а не опосредованно, узнав о чем-то еще. Хотя человек может быть осведомлен о каких-либо вещах в их отсутствие, осведомлённости в отсутствие не могут рассматриваться как случай свидетельствования, независимо от того, насколько достоверны знания, и в каком ключе воспринимается интенциональный объект. (Существуют возможные исключения из последнего утверждения, которые не должны становится препятствием. Например, ситуация, когда человек смотрит на небо и видит давно потухшую звезду, свет которой продолжает прибывать на землю. Хотя отсутствующая в настоящее время звезда остается источником его визуального опыта, можно ли сказать, что человек являемся свидетелем её существования в прошлом? Возможно, да).

Свидетельствовать — значит иметь непосредственное осознание того, о чём человек свидетельствует, но непосредственное осознание не может быть единственным, о чём можно свидетельствовать. Свидетелем чего-либо является тот, кто способен передать «из первых рук» информацию, свидетельство о том, что он засвидетельствовал, при условии, конечно, запоминания того, что было засвидетельствовано, в достаточной для сообщения об этом мере и способности рассказать об этом. Свидетель может позже как бы поручиться за то, что он был свидетелем.

Но то, что дает человеку возможность свидетельствовать, также включает в себя то, что первоначальные знания, которые составляют свидетельство, были сознательными-4 (то есть интенциональными объектами непосредственного осознания). Это последнее утверждение вытекает из гипотезы, которая, по мнению автора, верна и заключается в том, что запоминание прошедшего события зависит не только от осознания этого события, но и от осознания его сознанием-4. У нас постоянно появляется осознание, которое появляется и исчезает, но у нас нет никакой осведомленности о том, что происходит.  Следовательно, я полагаю, мы не можем вспомнить, как приходило осознание; в этом случае мы также не можем вспомнить как происходило то, что эти знания заставили нас осознать.

Следующее утверждение Джеймса (James, 1890) согласуется с тем, что предлагаю я. Тем не менее, обратите внимание, что, по мнению Джеймса, все психологические события, относящиеся к сознанию-4, являются таковыми из-за компонентов потока сознания, которые следуют за этими событиями, и эти события является для них интенциональными объектами. Это не единственная возможная точка зрения на сознание-4. Например, Смит (Smith, 1986, 1988, 1989) говорит о том, что сознание-4 является существенным свойством, присущим любому психическому событию, относящемуся к сознанию4. См. также мнение Гамильтона, представленное ниже в настоящей статье. Как утверждает Джеймс (James, 1890):

Любое состояние ума, которое ограничено конкретным моментом и не может стать объектом для последующих состояний ума, как если бы оно принадлежало другому потоку мыслей. Или, скорее, принадлежит только физически, а не интеллектуально, своему собственному потоку, образуя мост от одного его сегмента к другому, но не присваиваясь внутренне более поздними сегментами или являясь частью эмпирического «я», как описано в главе Х. стр. 644). Такое состояние, хотя и абсолютно не запомненное, может в этот ограниченный момент жизненно важным образом определить изменения в мышлении и безвозвратно поменять образ действий. Но идея этого (его внутреннее содержание) не могла бы определить перемены в мышлении и последующие действия, не могло быть познано (воспринято) как одно из постоянных значений ума. стр. 644-645).

Я не имею в виду предложение, что неосознанные-4 осознания не производят на нас никакого иного, кроме немедленного, эффекта, что они не изменяют что-либо в нервной системе, заставляя её в какой-то момент позже функционировать иначе. Например, насколько мне известно, мы можем позже быть какие-либо сновидения, или мечты, содержание которых не было бы таким, каково оно есть, если бы человек не прошёл через те ранние неосознанные-4 осознания. Но помним ли мы события, которые изначально осознавали, это другой вопрос. Я полагаю, что в первую очередь это зависит от того, осознавали-4  ли мы события.

Идея (основной факт), формулируемая мной, аналогична случаю сообщения о событии, которое сейчас кто-то сейчас воспринимает (осознаётся) – имеет воспринимающее осознание. Чтобы сделать такое сообщение, не может быть достаточно только лишь осведомлённости о событии. Человеку необходимо также осознавать, что он осведомлен о событии, иначе это было бы субъективно, как если бы событие не произошло (см. выше мнение Джеймса). Перцептивно осознавая событие, но совершенно не зная об этом, никто бы не смог сообщить о том, что событие произошло. Люди сообщают о восприятии только тех воспринятых событий, о которых им известно, что они осознали их. Аналогично, люди помнят только те засвидетельствованные события, о которых они, будучи свидетелями, знали, что они ими являются. Как запоминание засвидетельствованных событий, так и сообщение о воспринятых событиях зависит от сознательной-4 осведомленности о соответствующих событиях.

VII

Тип запоминания, из которого состоит сознание-2 сам по себе есть психическое возникновение сознания-4.

Следовательно, по мнению Талвинга (Tulving, 1985): «Вспоминание — это сознательный опыт. Помнить о событии означает осознавать сейчас что-то, что произошло ранее». Предположим, что человек теперь знает о прошедшем событии, но не знает, что он осведомлён об этом. Он не менее осведомлен об этом событии только потому, что его нынешнее осознание этого события неосознанно4. Однако нельзя сказать, что он помнит это событие, потому что он не осознаёт осознание события, свидетелем которого он ранее стал. Это необходимое требование для запоминания, вовлеченного в сознание-2. Конечно, само прошедшее событие, о котором он сейчас знает, не раскрывает в своих  свойствах того, о чём он теперь знает и помнит, что осознаёт. сейчас его помните или теперь осознаете.

Засвидетельствовав событие в смысле сознания-4, человек может осознать событие как событие, свидетелем которого он является. Разве этого нынешнего осознания недостаточно, чтобы он помнил это событие? Автор полагает, что этого будет недостаточно, поскольку человек может отрицать то, что считает неверным. Он может быть осведомлён об этом событии (достоверно), как о засвидетельствованном кем-то другим, и, тем не менее, принять нынешнее осознание этого другого человека об ошибочности и то, что либо событие, которое другой якобы запомнил, не произошло, либо же оно произошло, но другой человек не был его свидетелем.  Т.е. осведомлённый о событии человек не помните этого события в том смысле, в каком оно требуется для сознания2, если только он не осознает, что событие на самом деле правдоподбно. И последнее, конечно, означает, что его нынешняя ретро-осведомлённость является сознательной4 и что он сразу же осознает это осознание как пример воспоминания о чем-то, что он видел.

Рассмотрим следующий пример, представленный Смитом (Smith, 1966):

Мой друг недавно удивился, обнаружив в кармане пачку сигарет. Я спросил его, не помнит ли он, что он их покупал, и он ответил, что «видимо, покупал». По его словам, он знал, что он каким-то образом было известно, что он ходил в магазин за ними, но не думал, что и впрямь их купил.  

Нынешнее осознание друга о том, что он зашел в магазин, не показалось ему правдоподобным, и поэтому он не хотел говорить, что он помнил об этом. И это правильно, поскольку он забыл, не вспомнил, что пошел за сигаретами, несмотря на свою ретроспективное сознание4 себя в магазине. Этот случай подобен тому, как человек видит на фотографии себя, позирующего в каком-либо мете, но не помнящий об этом. Можно задаться вопросом, была ли фотография отредактирована?

VIII

Будучи сознательным по типу-2, вы используете то, что помните, или то, что заметили в настоящем моменте о своем поведении или психических проявлениях, как нечто очевидное относящее к тому, каков вы, как человек. Это включает в себя то, что вы привносите воспринятое от первой руки, чтобы понять какой вы человек. Сознание-2 происходит тогда, когда вместе с другими вещами, вы делаете суждение о себе, основанное на определенной личной очевидности, которую вы помните или прямо в этот момент осознаете.

Как подобное суждение делается? Они могут быть сделаны без какого -либо осознания; могут ли они быть сделаны несознательно оп типу-4?

Будучи в сознании-2, человек оперирует тем, что он помнит или замечает в настоящее время о своем поведении или психических событиях, и это служит ему доказательством того, каким он является в одном или нескольких отношениях. Сюда относится и то, что «из первых рук» получает доказательства того, что он обладает определенной характеристикой, относящейся к интеллектуальным, моральным или религиозным характеристикам личности. Сознание возникает, когда, помимо прочего, человек сообщает суждение о себе, основываясь на своей собственной  осведомлённости, о которой он сейчас вспоминает или которую только что обрёл.

Как принимаются такие решения? Могут ли они быть приняты без какого-либо осознания их; можно ли принять их неосознанно~? Казалось бы, в этом случае необходимо немедленное осознание того, что человек сообщает суждение, потому что нужно осознавать, как возникает суждение, выносимое в свете присутствия некоторых фактов. Чтобы представить доказательства, необходимые для сообщения суждения, требуется не только осознание этих доказательств, то есть просто запоминание или осознанное наблюдение4 своего поведения или психологических событй, но также это требует осознания себя как того, кто сейчас выносит суждение на основании этих доказательств. Человек должен выбрать такое суждение, какое свойственно тому, кто обладает данными доказательствами, и, при этом, человек это осознаёт.

Кто-то может возразить, что сознание-4 не нужно. В отличии от того, что утверждает автор, человек может неосознанно~ осознавать — просто осознавая доказательства и автоматически приписывая себе на их основе личную характеристику. В то время как осознание доказательств, возможно, должно быть, как уже было упомянуто, осознанным4, вовлеченное суждение может происходить без какого-либо осознания этого.

Таково же и мнение Юнга (Jung, 1956/1970, с. 182-183), которое автор ранее прокомментировал (Natsoulas, 198313). Юнг указал, что отрицательное моральное суждение может вызвать эмоции, которые человек не может объяснить правильно, поскольку ему не известно о вынесении суждения. Ранее автор заявлял, что, хотя суждение не является осознанным4, этот случай, тем не менее, является случаем сознания~ (Natsoulas, 1983b, стр. 26). Автор рассматривал бессознательное4 отрицательное моральное суждение как о некий ответе сознательному4 осознанию доказательств. Юнг (1956/1970) воспринимал это иначе, а именно как действие, о котором «эго» не знает, как действие, совершаемое частью человека, которая является «бессознательной личностью», которая, по всей видимости, ведет себя как «сознательный субъект».

Мнение Юнга о таких случаях ближе к истине, чем мнение автора. Человек выносит суждение на основании своей осведомлённости о доказательствах; поэтому он должен иметь немедленную осведомленность о вынесении суждения. Но, во всяком случае, в ситуации, рассмотренной Юнгом, для человека это является чем-то субъективным, поскольку он выносит суждение не так, как он это мог бы сделать. Как это возможно, если человек действительно осведомлён о суждении? Ответ таков: осознание своего суждения, в свою очередь, не является сознательным4; как будто кто-то другой, в полной конфиденциальности и без ведома упомянутого человека, выносит это суждение.

Соответствующая случая аналогия состоит в том, чтобы, используя систему визуального восприятия, воспринимать и осознавать наличие какого-то дерева в саду; это осознание может происходить или не происходить сознательно4. Если визуальное восприятие восприятия происходит неосознанно4, оно субъективно, как если бы оно вообще не происходило, хотя наличие дерева было воспринято мозгом и могло привести к каким-либо последствиям. Сравним эти эффекты с теми эмоциями, о которых говорил Юнг как о результате отрицательного морального суждения о котором «эго» не знает. В последнем случае суждение является сознательным4, интенциональным объектом немедленной осведомлённости, но у человека нет осознания того, что он это осознал. Дерево является интенциональным объектом визуального восприятия, человек иногда осознаёт это, а иногда нет.

Любой случай сознания также является примером сознания~. Тем не менее, здесь нет места отношению между чем-то и его составляющей, так как сознание4 является компонентом сознания1 и сознания2. Это связь между категориями событий высшего и низшего порядка. Сознание3 — это просто любое возникающее осознание чего-либо, тогда как сознание4 — это определенный вид возникающего осознания. В этой работе автор неоднократно говорил о том, что такое сознание. Сознание4 — это непосредственное возникающее осознание о собственных психологических событиях. Психологические события является сознательными4, если в момент возникновения они являются интернациональными объектами непосредственного осознания. Человек осознает4 психологические события, если они происходят именно с ним, причём осознаёт сразу же, когда они происходят. Сознание4 отличается от сознания~ тем, что (а) сознание~ должно происходить особым образом — немедленно, без всякого влияния, тогда как сознание3 может происходить любым способом, включая, конечно, способ, которым возникает сознание Q, и (b) сознание4 должно иметь в качестве своего интенционального объекта только собственные психологические события индивидуума, тогда интенциональный объект сознания~ может быть чем угодно, включая, конечно, собственные   психологические события индивида.

перевод статьи — Татьяна Гинзбург

сама статья была куплена в открытых источниках, и ее первоначальный перевод тоже был профинансирован мной. Просьба — перевести любую сумму (по совести) на мой пейпол (holos@inbox.ru), в том случае, если вы сочли эту статью полезной для себя.

«Татьяна Гинзбург.»